Ваш самый главный актив - это вы сами. Вложите свое время, свои усилия и деньги в обучение, подготовку и поддержку вашего самого главного актива.

RSS Карта сайта

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

{T_LINK}

Движение возмещающей части валовых инвестиций » Проект резидента КРИТБИ » Фильм: «Крид: Наследие Рокки» / Новости культуры Красноярска и Красноярского края

Фильм: «Крид: Наследие Рокки» / Новости культуры Красноярска и Красноярского краяСталлоне и Рокки вместе уже почти сорок лет, но не стоит торопиться тыкать пальцем в Итальянского Жеребца за желание вновь смахнуть нафталин с любимого героя — по его словам, он честно хотел поставить точку фильмом «Рокки Бальбоа». «Крида» придумал молодой режиссёр и сценарист Райан Куглер, сделавший неплохо себя зарекомендовавшую пару лет назад независимую драму «Станция „Фрутвэйл“», вдумчивый пересказ реальной истории об убийстве чёрного парня полицейским на железнодорожной станции. Тут можно было бы поохать на знакомую тему о том, как большой Голливуд незамедлительно всасывает в себя любой мало-мальски проявивший себя талант и тут же пристраивает его на галеры всевозможных бесконечных сиквелов (следом за «Кридом» Куглера уже подписали на «Марвел»-овскую «Чёрную пантеру»). Но в данном случае есть и нюанс — по словам того же Сталлоне, молодой Куглер бегал за ним с идеей «Крида» ещё до съемок «Станции». Актёр отказывался, полагая, что история благополучно закончена. Но когда режиссёр снова пришёл поговорить про это, уже сняв свой дебютный фильм и завоевав внимание киношного мира (на фестивале «Сандэнс», важнейшем мировом смотре независимого кино всех мастей, «Станция» отхватила гран-при фестивального жюри), Сталлоне поразился его настойчивости и решил всё-таки выслушать парня. Придуман «Крид» и правда довольно здорово. Куглер, как и Сталлоне сорок лет назад, заходит в жанр боксёрской мелодрамы с улицы, пытаясь культивировать в своём фильме подлинную, будничную энергетику внимательного к человеческим деталям реализма. Следить за его попытками довольно интересно — в том числе и потому, что получается далеко не всегда.

Берясь за историю о становлении молодого необъезженного бойца, Куглер в своём фильме забавным образом демонстрирует те же качества, что и собственный герой на ринге. В нём, безусловно, хватает энергии и таланта, настойчивости и амбиций — но не достаёт дисциплины и чёткого понимания, как и в какой конкретно момент всем этим пользоваться. Он точно знает конечную станцию, но плавает с построением самого эффективного маршрута к ней — «Крид» в равной степени построен на не отформатированном сыром вдохновении и досадной неловкости, блестящих интуитивных решениях и обидных просчётах. Ну, например — Куглер и его соавтор Аарон Ковингтон придумывают молодому Адонису (!) Криду практически гениальную историю происхождения, которая едва ли не впечатывает конфликт прямо ему в гены (он продукт интрижки Крида на стороне, мотавшийся по приютам после смерти матери и позже усыновлённый вдовой покойного боксёра).

Для чего — для того, чтобы дальше весь фильм даже не почесаться исследовать это потенциально раздирающее юношу противоречие между своим происхождением, воспитанием и зовом бойцовской крови. Вместо этого они рисуют своего героя порывистым балбесом без внятного внутреннего бэкграунда, горячим до совершения импульсивных поступков — которые вроде бы меняют всю жизнь ему и его близким, но странно остаются при этом в фильме без контекста и последствий. То же самое происходит и с предполагаемым реализмом. У Куглера очень здорово получается укоренять свой фильм в настоящем, обжитом уличном пространстве обычных людей, где боксёрский чемпион спокойно тренируется в том же зале, что и ты, а встретить любовь всей своей жизни можно, постучавшись в дверь соседки этажом ниже. Но в то же время композитор фильма всё время норовит перекрыть эту уютную убедительную будничность (лучший момент — случайный парнишка на улице спрашивает героя, правда ли тот сын Крида) настойчиво патетической музыкой, буквально вытряхивающей из зрителя сильные переживания, положенные мелодраме по ГОСТу. Да и сценарий Куглера и Ковингтона всё время поддакивает композитору в стремлении посильнее жмакнуть по эмоциональным центрам зрителя — и вот весь эмоциональный подтекст истории безжалостно вытаскивается в прямой текст, чтобы дошло даже до самых непрошибаемых, а сюжет всё время делает самые ожидаемые повороты. Понятно, что в случае с мелодрамой таковы правила игры — это должна быть насквозь знакомая история, рассказанная насквозь знакомым образом; но Куглер с Ковингтоном на каждом углу ошибочно принимают за эту знакомость собственную непродуманность, что фильму никак не идёт на пользу. В середине «Крида» есть такой эпизод — первый важный бой героя, снятый одним бесконечным планом; камера следует за ним из раздевалки на ринг, танцует вокруг него и его оппонента во время боя, уходит вместе с ним на перерыв, снова бросается в бой после удара гонга.

В этом эпизоде есть абсолютно всё, что нужно такому фильму — бешеная энергетика, сумасшедшая вовлечённость, чистые эмоции, уверенная виртуозность, пущенная на дело усиления зрительского переживания, блистательно смоделированная подлинность, гарантирующая чистоту этого переживания. Если бы весь «Крид: Наследие Рокки» был снят на таком уровне, это была бы (прости, Сильвестр, но это так) на свете. Он так не снят. Но в любом случае, чему нас учит вся сага о Рокки Бальбоа, и чему поддакивает этот фильм тоже — главное всё же не победа, а решимость стоять до конца. И с этих позиций «Крид: Наследие Рокки» — всё-таки тоже небольшой триумф; неловкий, несбалансированный, непродуманный, как следует, но искренний и честный.

Вердикт  — продолжение хорошего дела — не со всех сторон удачное, но от души



Автор: admin 5-04-2016, 12:31 Комментарии: 0 Просмотров: 367

Партнеры

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

{links}

Цитата дня

Большинство людей начинают интересоваться акциями, когда все остальные интересуются. Время интересоваться — это когда никто другой не интересуется. Вы не можете купить что-либо популярное и выиграть от этого.