Ваш самый главный актив - это вы сами. Вложите свое время, свои усилия и деньги в обучение, подготовку и поддержку вашего самого главного актива.

RSS Карта сайта

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

{T_LINK}

Движение возмещающей части валовых инвестиций » Методика нормирования » Стартап: сеть кофеен Greenhouse / Новости экономики Красноярска и Красноярского края

Стартап: сеть кофеен Greenhouse / Новости экономики Красноярска и Красноярского краяАвторы проекта — Алексей Шу, Егор Тохтобин и Артем Кальченко —рассказали Newslab. ru о том, зачем надо «набивать шишки» и почему они рады появлению конкурентов. Был ли у вас опыт ведения бизнеса до этого проекта? Артем: Опыт был только у меня, но очень не большой. Он мало повлиял на то, как мы подошли к этому бизнесу. Для всех остальных Greenhouse — это первый опыт создания своего дела. Как появилась идея открыть кофейню? Артем: Три года назад в Москве, где я в то время учился и жил, формат «кофе на вынос» только начал развиваться. Но было абсолютно понятно, что это перспективное направление.

В тоже время нас с Егором — мы одноклассники, знаем друг друга со школы — не покидала мысль, что нужно начать свое дело. Интересный формат, относительно небольшие стартовые вложения — так и появился Greenhouse. Егор: От момента, когда появилась идея и до собственно старта прошло около полугода. Первая точка открылась в «Кванте» в сентябре 2012 года. На тот момент в некоторых кофейнях Красноярска был кофе на вынос, но мы значительно упростили схему: человек заказывает кофе и через две минуты получает его, минуя меню, официанта. Одну из главных ставок сделали на конкурентоспособную цену. В стоимость кофе на вынос в обычной кофейне кроме самого продукта «зашита» работа персонала — от официантов до директора, аренда больших площадей.

Наш же формат позволяет сократить издержки и на выходе предложить хороший продукт по относительно небольшой цене. Начинать свое дело было легко? Артем: Я какое-то время работал, поэтому понимал, как все устроено. Но конкретные решения — поиск оборудования, места — принимались сообща. Алексей: Самое главное — начать что-то делать. Когда мы стартовали, я лично общался с несколькими ребятами, которые планировали заняться примерно тем же. С тех пор мы их вообще не видели.

Егор: Первый шаг был очень не сложный. У нас это было так: «Поехали?» — «Поехали!». Только сейчас ясно: мы тогда плохо понимали, во что влезаем. Если учитывать имеющийся опыт, наверное, многое бы стоило сделали по-другому, более основательно. Какие главные уроки вынесли? . Тебе кажется, что только ты предприниматель, а оказывается, что все вокруг тоже бизнесмены и хотят как-то обогатиться за твой счет. Артем: Наверное, один из ярких примеров у нас был на этапе покупки оборудования. В Красноярске его продают всего две компании.

И вот когда мы практически договорились с одной из них, решили скорее из интереса позвонить в другую фирму. Стоимость такого же комплекта оборудования там оказалась на 15 тыс. рублей меньше. Для нас на том этапе это была существенная сумма. Был неудачный опыт запуска точки в одном из торговых центров города. Он потребовал много ресурсов, финансовых и человеческих, но в итоге даже не окупился из-за низкой проходимости ТРЦ. Да, сейчас мы бы многое сделали по-другому, но если бы у нас не было того сиюминутного авантюризма, возможно, проект и не получился бы. Сколько человек задействовано в вашем бизнесе? Алексей: Нас трое и мы не просто бизнес-партнеры, мы — друзья. Говорят, что общее дело — это конец дружбе, но в нашем случае все как раз наоборот. Мы практически не ругаемся, каждый из нас привносит в команду что-то свое.

Артем: Да, многие нам говорили: «в роли бизнес-партнеров вы съедите друг друга». Но в реальности все оказалось абсолютно не так. Если вы адекватные люди и у вас есть общие цели, всегда можно договориться. За 2,5 года работы у нас не было ни одного серьезного конфликта, только небольшие разногласия — не концептуальные, а по конкретным вопросам. Плюс, есть самый простой способ большинства: если двое решили, то третьему ничего не остается, как согласиться. Сколько вы вложили в проект? Что с окупаемостью и прибыльностью? Артем: Вложения в первую точку составили около 250 тыс. рублей, но потом пришлось делать дополнительные инвестиции. Это стало для нас своего рода уроком. Если ты нарисовал себе картину того, как это должно выглядеть, лучше изыскать средства и изначально реализовать все так, как задумывалось.

Процесс «дошлифовки» отнимает много сил, времени и все заработанные деньги. И на старте, и сейчас вкладываем в бизнес собственные средства. Если прибегаем к заемным ресурсам, то это всегда небольшие инвестиции — то, что мы способны погасить за месяц-два. Егор: Первые шесть месяцев мы выходили в точку безубыточности. Сами работали в баре, зарплата каждого из нас была минимальной.

К концу первого года появилась первая прибыль. Вопреки распространенному мнению наша сфера бизнеса не является сверхприбыльной. К тому же, мы стараемся придерживаться демократичной ценовой политики, чтобы наш кофе действительно был доступным. Сейчас из-за удорожания импорта, от которого серьезно зависит наша работа, средний чек немного поднялся: кофе плюс десерт 150 рублей, кофе плюс сэндвич 200 рублей.

Как восприняли ваш проект красноярцы? Артем: Первые три месяца мы работали исключительно за счет наших друзей, знакомых. Еще те, кто работает в «Кванте», приходили за кофе. Но со временем о нас узнавало все больше людей — самых разных. Нарисовать портрет нашего посетителя сегодня невозможно. Я бы даже сказал, что это была наша ошибка — пытаться определить целевую аудиторию. Возможно, эта задача актуальна для производителей каких-то товаров, но точно не для кофейни. Как только ограничиваешь себя какими-то представлениями о своей аудитории, ты сужаешь круг, отгораживаясь от потенциальных клиентов. Алексей: Изначально мы думали, что должны делать проект для тех, кого принято называть.

Но в итоге делаем проект для всех. Понятно, что молодежь превалирует, но и люди старшего возраста нас тоже не обходят стороной. Как на вашей работе отразилось появление подобных вашему проектов? Алексей: Вначале мы очень испугались, думали, что это наши конкуренты... Егор: ...

но очень быстро поняли, что это напрасные опасения. Во-первых, это бизнес шаговой доступности: никто не поедет специально за чашкой кофе из Черемушек. Во-вторых, каждый новый игрок на этом рынке делает свой вклад в его развитие, приучая потребителей к кофейной культуре. Артем: Когда мы начинали 2,5 года назад, то прикинули: при самых оптимистичных подсчетах, кофе на вынос в Красноярске ежедневно брали 500 человек. Для города-миллионника это капля в море. До тех пор, пока этот рынок не вырастет до показателя 10-20% населения, которые ежедневно покупают кофе на вынос, о какой-либо конкуренции даже не стоит говорить.

Как сегодня выглядит ваш бизнес и что в дальнейших планах? Егор: На сегодня под брендом Greenhouse работает девять кофеен: семь в Красноярске, по одной в Абакане и Санкт-Петербурге. Четыре кофейни в Красноярске, а также точки в Петербурге и Абакане открыты по франшизе. В ближайших планах дальнейшее развитие сети: продажа франшизы как в городе, так и за его пределами. Сейчас ведем переговоры по запуску Greenhouse в Томске. Изначально мы и преследовали именно такую цель:  вырастить хороший проект и реализовывать франшизу. Артем: Сейчас под нашим управлением находится три кофейни в Красноярске и мы достаточно успешно закрываем все дела по каждой из них. Но если бы точек было больше, вряд ли получалось выполнять эту работу также качественно — нельзя быть во всех местах одновременно. Каждый, кто покупает франшизу Greenhouse, вносит в наш бизнес что-то новое.

Франчайзи начинают любить свои заведения, как родные, относиться к ним по-хозяйски, а это лучший способ сохранить хорошее качество проекта. Артем Кальченко, Алексей Шу и Егор Тохтобин специально для



Автор: admin 5-04-2016, 12:31 Комментарии: 0 Просмотров: 449

Партнеры

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА

{links}

Цитата дня

Большинство людей начинают интересоваться акциями, когда все остальные интересуются. Время интересоваться — это когда никто другой не интересуется. Вы не можете купить что-либо популярное и выиграть от этого.